Color — What Is It?

ПЕВЕЦ РЕШЕТОК

Заметки о работах Сергея Кирющенко. Работы 2010—2011г.

mironovacolor.org > Статьи > ПЕВЕЦ РЕШЕТОК 2010—2011

Часть 1

Миф решетки заставляет нас думать,
будто мы имеем дело с наукой, с логикой,
одновременно уводя нас в область веры,
иллюзии, фантазии.
Розалинд Краусс

Сергей Кирющенко

Наступило время обсудить вопрос о метафизике решетки как сюжета в изобразительном искусстве.

Ведь не случайно Сергей Кирющенко в течение тридцати лет упорно шел по пути восхождения от фигуративной живописи к геометрической абстракции. И не случайно этот путь привёл его к искусству самой чистой линии — прямой линии; самой чистой формы — квадрата; к самому архетипическому и строгому отношению прямых линий — вертикали и горизонтали; к простейшему виду ритма — метрическому. И, наконец, к ясному умопостигаемому пространству, где существуют направления всего лишь трёх типов — ширина, высота, глубина.

Ортогональная решетка, параллельная картинной плоскости, в сочетании с перпендикулярной к ней решеткой — идеальная конструкция, обладающая всеми перечисленными здесь атрибутами.

Форма решетки вездесуща, — особенно в изделиях человеческих рук.

В городской среде человек окружен решетчатыми структурами везде и на каждом шагу. Архитектура, мебель, замощение улиц, облицовка стен, различные ткани… примеры слишком многочисленны. Напомним лишь несколько фрагментов пейзажа на улицах города Минска.

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Авангардное искусство ХХ и ХХI веков не перестаёт трактовать этот сюжет на разные лады. Вот несколько примеров мотива решетки на Венецианском Биеннале искусства 2009 года.

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Что выражают и что означают работы Сергея Кирющенко 2010—2011г., на которых мы не увидим ничего, кроме прямоугольных решеток во фронтальной плоскости и перспективе?

Прежде всего ощущаем их строгий ритм — а это уже немало.

От эпохи палеолита до наших дней ритм — неотменяемый закон не только в жизни человека и в бытии космических сил, но и в первых следах руки первого художника, наносящего на стены пещер ряды параллельных пятен, штрихов, бугорков... Ритмические структуры в виде квадратов и решеток в изобилии встречаются в орнаментации неолитической керамики и мелкой пластики (В.С. Титов. Неолит Греции, 1969).

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Изображение решетки найдено даже в пещере Альтамира (палеолит, Испания). Что же касается народного прикладного искусства Белоруссии — то здесь буквально все орнаменты строятся на основе ортогональной решетки  — ткачество, вышивки (М.С. Кацар. Беларускi арнамент).

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Постоянство геометрических мотивов в искусстве древности объясняется тем, что всякий мотив (линия, зигзаг, круг, квадрат и др.) имели символический смысл. Они были знаками стихий, космических тел, богов. Квадрат был устойчивым символом земли, то есть порождающего начала, богини-матери и опоры жизни.

Художник нашего времени вкладывает иной смысл в изображение решетчатой структуры, но, по существу, этот смысл связан с древними значениями. Современный художник интерпретирует решетку как наглядный «смыслообраз» строгого порядка, закона, правильности форм и отношений, системности.

Изображая ортогональную решетку, Художник говорит «нет» хаосу в жизни общества и искусства, порокам социальной системы и человечества, беззакониям и страданиям. Непоколебимость вертикалей, четкость горизонталей, прямизна углов, архетипичность квадратов и крестов, составляющих решетку — всё это воплощение идеалов полноценного бытия.

Насколько я знаю, в Белоруссии был только один художник, исследовавший возможности решетки как основы образования бесчисленных структур. Это — Людмила Русова. Вот несколько примеров её работ в текстиле.

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко

Сергей Кирющенко не стремится к достижению лёгких эффектов от подобного использования решетки. Он освобождает эту структуру от служебной роли каркаса или таблицы, он предоставляет решетке полную самостоятельность.

Сергей Кирющенко
18.

Сергей Кирющенко
19.

Совсем другое выражение лица у решетки, перпендикулярной к картинной плоскости.

Сергей Кирющенко
24.

Сергей Кирющенко
17.

Сергей Кирющенко
20.

Горизонтали стремительно уходят в воображаемую (и вместе с тем реальную) точку схода. Возникает непреодолимая иллюзия глубины пространства, а также быстрого движения от зрителя вдаль.

При помощи «одноточечной» перспективы можно собрать мир «в пятачок», зажать в кулаке, овладеть им. Здесь Художник (а стало быть, и зритель) — центр и хозяин мира, заключенного в раме, поскольку его око находится в центре картины.

Впрочем, за пределами рамы его господство кончается и оказывается иллюзией — ведь рама решительно отделяет изображенный мир от реального. Прямая одноточечная перспектива, изобретенная в Италии эпохи Возрождения трактуется исследователями как выражение претензии на мировое господство, на захват пространства жизни — и вместе с тем — констатация отчуждения художника от изображаемого и заодно — человека от мира и от самого себя (в итоге). От этого происходит пресловутый титанизм эпохи Возрождения.

В ХХ веке классическая традиция в искусстве отступает на обочину жизни. Модернизм не желает больше амбициозных иллюзий и самообмана — вещи обнажают свою сущность, подвергаются анализу, разложению на элементы (в целях исследования). Пространство обретает множество измерений. В архитектуре и градостроительстве исчезают улицы-коридоры, уступив место «свободной планировке». В изобразительном искусстве находят себе применение все возможные способы передачи пространства — от «китайской» до «наивной», «перцептивной» и даже «обратной» перспективы, а также аксонометрии.

Современный художник Сергей Кирющенко, вооруженный знанием всех этих способов репрезентации пространства, выбирает самый научный, геометрический, «чертежный» способ — одноточечную линейную перспективу. Он просто поворачивает решетку на 90° к фронтальной плоскости. При этом её вертикальные стержни отмеряют глубину пространства, а горизонтальные заставляют ваш глаз стремительно двигаться вдаль. Здесь вам наглядно демонстрируют первичные и врожденные измерения пространства — ширину, высоту и скорость движения (24, 17).

Здесь движение — энергичное, быстрое, сравнимое по скорости с трансконтинентальным экспрессом. Но ему поставлена внезапная преграда — фронтальная решетка. Эта узкая и хрупкая на вид плоскость оказалась способной противостоять натиску мощной силы, помноженной на скорость. Так и должно быть: всё подвижное преходяще, а идеал неподвижен в веках. Подвижная сила остановлена неразрушимым препятствием.

Так же безуспешна попытка атаковать решетку справа — и по той же причине.

Существенный момент в композиции работ этого периода — отношение величин ортогональных и перспективных решеток. Если рассматривать серию в целом, то чередование этих двух типов решеток воспринимается как откровение Художника о состояниях его творческой активности. Порыв и динамизм сменяются моментами покоя, самоуглубления, "недеяния". Движение, выраженное в перспективных композициях, варьируется на различных работах. Оно бывает то стремительным (24), то замедленным и неторопливым.

Сергей Кирющенко
21.

Сергей Кирющенко
22.

Сергей Кирющенко
23.

Иногда перспективные решетки беспощадно атакуют фронтальную стелу, иногда напротив, они сжаты с флангов двумя фронтальными решетками, или играют роль скромного обрамления поля картины, уступая почти всю плоскость фронтальной решетке (19).

Крайние случаи: равенство площадей перспективной и фронтальной решеток  — динамичное равновесие (24) и статичное равновесие (21, 22, 23).

Казалось бы, имеет ли значение такой чисто формальный фактор, как пропорции частей картины? Думаю, что имеет. Отношения площадей динамичных и статичных решеток отображают состояние интеллекта Художника и его (выражаясь научно) экзистенции, пребывающей , согласно универсальному Закону, в непрерывной смене состояний активности и покоя, сомнений и уверенности, действия и размышлений. Между этими состояниями всегда есть как противоположность, так и единство.

Благодаря такому композиционному приёму, серия картин не утомляет однообразием — напротив, в воображении зрителя могут возникнуть ещё и другие варианты композиций подобного типа.

Достойно внимания также колористическое решение серии 2010 — 2011 годов. Доминирующий цвет всего массива работ — желтый (75% всех полотен). Видимо, это самый удачный выбор. В желтом заключаются в скрытом виде красный и зеленый (в слагательной смеси); В силу последовательной индукции он вызывает в органе зрения синий или фиолетовый (в зависимости от спектрального состава). Из спектральных цветов желтый — наименее утомляющий. Это цвет солнечного света, прошедшего сквозь слой атмосферы, а также (не забудем!) — цвет золота. Все негативные контаминации желтого относятся к его холодным оттенкам, которые здесь отсутствуют.

У Сергея Кирющенко желтый — позитивный цвет, он смягчает суровость рисунка решеток.

Заключительный триптих серии звучит как умеренно оптимистический цветовой аккорд в финале трудного (но успешно преодоленного) пути (21, 22, 23).

На коллективных выставках 2009 — 2011 годов работы Сергея Кирющенко помещали на самом видном месте, в торце зала.

Такая картина, превосходящая размерами все остальные, производила впечатление символа, заглавного Слова всей экспозиции. Действительно, среди множества мелких работ различного характера такая «решетка» была оазисом порядка и разума среди ярмарки житейской суеты.

«Решетка» нормализует психику зрителя, восстанавливает спокойствие, собранность, сосредоточенность человека на самом себе и тем самым напоминает о вечных ценностях и неизменных идеях бытия.

Сергей Кирющенко

Л. Миронова,
09.07.2011

Задать вопрос Мироновой Л.Н.


mironovacolor.org > Статьи > ПЕВЕЦ РЕШЕТОК 2010—2011

Copyright © 2004—2011 Миронова Ленина Николаевна, Иванов Дмитрий Григорьевич